Суббота, 26 мая 2018
# #
Журблог
апреля

Наука и жизнь

Однажды поздним осенним вечером, электрики, обслуживающие микрорайон, в котором я живу, то ли сговорившись с природой, весьма кстати очистившей небо от туч, то ли просто - по недосмотру и разгильдяйству, - устроили настоящий праздник: вырубили нафиг свет. И глазам открылось забытое – звёзды!..

Звёзды были – настоящие! Не те, что в кавычках. Не те, что скачут на телеэкранах со сцены на арену, с арены на танцпол, с танцпола на лёд, а со льда в госдуму. И везде смотрятся вроде бы и красиво, но… То, что они во всех этих «ипостасях» - дилетанты, понятно даже ёжику. Если он, конечно, не в тумане. Как понятно и то, что «звёзды» эти светят только сейчас. Скорее даже – просто отсвечивают, отражают свет направленных на них прожекторов и телекамер. (Только не ловите меня на слове: мол, телекамеры не светят, а снимают. Я это и сам понимаю, как-никак про науку сейчас пишу. Это я вроде как - «образно выражаюсь»…)
Некоторые же из звёзд, что так ярко были видны на небе, возможно уже давно, ещё миллионы лет назад сгинули, канули в Лету или ещё какую-нибудь «звёздную реку». А свет их продолжает нас радовать. Если, конечно, не затмевают их уличные фонари, окна домов и дым ежедневных забот, затуманивающий нам головы.
Итак, единственным светом на улице и в домах на какое-то мгновение оказались звёзды небесные. Боже, как же это было красиво!.. Я остановился. Не потому что побоялся в темноте провалиться в какую-нибудь лужу, а потому что залюбовался. Начал искать знакомые созвездия, досадовал, что не со всеми «познакомился» в то далёкое время, когда астрономию ещё преподавали в школе, а астрологию уже (или – ещё?) считали глупостью и бреднями.
Я вспомнил, как мы с друзьями, наигравшись в футбол на пустыре (там теперь автостоянка), улеглись на полянке (там теперь котлован от недостроенного физкультурно-оздоровительного комплекса), смотрели на небо (там и теперь всё по-прежнему) и болтали:
- Видел: звезда упала?!
- Нет! Где? Эх, жалко, чё не показал?…
- А давай выберем какую-нибудь звезду, и будем ждать, когда она упадёт…
Многого мы тогда ещё не знали. Многого и сейчас, кажется, лучше бы не знать…
Но свет звёзд возвращает. В детство, в то время, когда всё казалось светлым и прекрасным. А может это сейчас кажется, что тогда так казалось?
Впрочем, кроме света звёзд… Знаете, когда я чувствую запах цветущей сирени… Или сижу ночью на берегу моря, глядя на лунную дорожку… Или слушаю, как дочка, не успевшая ещё вырасти, рассказывает мне какую-то очередную свою интересную идею… Я думаю: «Как же здорово, что миллионы лет назад какая-то фигня взорвалась, камни и вообще всё то, из чего этот «взрывпакет» состоял, разлетаясь, бились друг от друга и от этой тряски и столкновений появилось… Всё. Всё, что нас окружает. Всё, что нам так дорого. В том числе запах сирени, лунная дорожка над морем, голос и мысли моей дочки…»
- Это ты намекаешь, что всё это создал Бог?! – взрывается, когда я такие свои мысли озвучиваю, мой друг, воинствующий атеист. Я, каюсь, люблю иногда его подзуживать… Хотя я и сам больше хочу быть верующим, чем получается. Никто так не отвращает от Бога, как «истово верующие», фанатики, к какой бы конфессии они не относились. Как, впрочем, и «деяния» некоторых священнослужителей…
А наука – наоборот! Склоняет к вере. Я, вот прошу своего друга объяснить, кто подложил «детонатор» и что же всё-таки жахнуло-то в том самом Большом Взрыве? Особенно если помнить, что согласно Законам Сохранения материи и Сохранения энергии, которые, как и плату за капремонт, даже Конституционный суд не решится отменить, «ничто в мире не берётся ниоткуда и не исчезает никуда». Друг мой от таких слов ещё больше кричит, ругается, говорит, что я дилетант. А я что? – Я не спорю, я ж не «звезда» какая-то, в конце концов. И вообще, лучше спорить на научные темы, чем о том, кто больше прав или виноват на Украине…
Наука вообще штука интересная. Недавно побывал я на встрече с Артёмом Огановым. Вы его, может, и не знаете. Я и сам, стыжусь, до этого про него ничего не слышал – он же ни в цирке без страховки не скачет, ни на льду перед Тарасовой не катается, да и в партию правильную вовремя не вступил, чтоб в госдуме кнопки по команде нажимать за хорошую зарплату и пенсию. Окончив МГУ, Оганов, как и подобает отечественным талантам, работал… в университетах Великобритании, Швейцарии, Италии, Франции, Китая, Гонконга… Но в итоге профессор и заведующий лабораторией компьютерного дизайна материалов в Университете штата Нью-Йорк в Стоуни-Брук вернулся на родину. У него и сейчас есть лаборатории в штатах и в Китае, но в 2013 году он создал и возглавил лабораторию в России, в МФТИ, а с 2015 года является ещё и профессором Сколковского института науки и технологий
Вы не любите химию? Да вам просто не умели её правильно преподавать! Можете не верить, но люди далёкие от науки слушали лекцию больше часа и никто не уснул! Уснёшь тут, если перед ними – человек, который, оказывается, входит в десятку самых известных в мире ученых российского происхождения, и рассказывает он так, что химия кажется интересней детектива или, там, любовного романа, кому что нравится…
Его лекция называлась «Запрещенная химия». Почему - «запрещённая»? Потому что речь шла о химических соединениях, которые были открыты при необычных условиях; которые не должны существовать в рамках химии классической. То есть при огромном давлении знакомые химические вещества и соединения теряют свойства привычные и приобретают другие - совершенно им не свойственные свойства (простите меня, конечно, за тавтологию).
И вы ещё говорите, что фундаментальная наука оторвана от жизни?!.. Да ведь даже в моей профессии, в журналистике, в обычных условиях газеты пишут, радио рассказывает, а телевидение показывает одно, а когда давление начинает заметно нарастать, то некоторые привычные и необходимые журналистам свойства и навыки теряются напрочь, а на их место приходят новые, чаще вредные, но иногда очень даже полезные - главное научиться их использовать…
К чему это я? Да просто к тому, что, может, и не стоит так уж сильно расстраиваться, даже если кто-то иногда вырубает вам свет…